Лучшие эротические фотографии и рассказы

RSS
 

Пансион любви

31-08-2013, 15:55

Пансион любви    Мистер Хобс, еще раз сверившись с записью в блокноте направился к особняку, который был скрыт от постороннего высоким кирпичным забором. На воротах этой цитадели была прибита скромная вывеска: Частный пансионат для детей сирот. ул. Парсел,14.
    - Это, кажется, здесь - подумал мистер Хобс и нажал на кнопку. Пожилая привратница провела Хобса в дом и представила его хозяйке дома мадам Сольбе. Кабинет мадам Сольбе был больше похож на будуар светской дамы, чем на рабочий кабинет - на стенах много картин, одна зеркальная стена, широкая кровать, покрытая розовым одеялом, туалетный столик с креслами и духами, два кресла, пуф. На подоконнике стоял магнитофон, он как-то выпадал из общего фона и был не заметен.
    Мадам Сольбе меньше всего походила на содержательницу бедного пансионата. Эта раскошная молодая француженка поразила Хобса своей непринужденностью и жизнерадостностью.
    - Да, да - с радостью воскликнула она, как только Хобс представился - нам как раз такой доктор и нужен. Мне кажется, что девочкам вы понравитесь. Мне, во всяком случае, вы подходите вполне - улыбнулась она.
    - Очень рад, благодарю за откровенность, вы тоже мне понравились и как женщина и как хозяйка, счастлив буду вам услужить.
    - И так, - мадам Сольбе стрельнула интригующим взглядом - обмен любезностями окончен, прошу садиться, поговорим о делах, она опустилась глубоко в кресло против Хобса и сразу бросились в глаза ее стойные красивый ножки, открытые далеко выше колен. Хобс старался на них не смотреть.
    - Вам уже известно что-либо о нашем пансионате?
    - Нет, ничего, кроме того, что написано в объявлении.
    - Прекрасно, - с удовольствием поизнесла мадам Сольбе и уселась, удобнее закинув ногу за ногу. Хобс заметил, что мадам не носит резинок и чулки были сшиты с кружевами. Не обращать внимания на ноги хозяйки не удавалось.
    - Наш пансион - сказала мадам, после минутного молчания - предназначен для девочек в возрасте от 14 до 19 лет. Сейчас у меня 9 девочек. но вообще их будет 20. Когда девочки достигнут совершеннолетия мы будем их устраивать в меру способностей и внешних данных. Все остальное вы узнаете в прцессе работы.
    - А как в смысле жилья, оплаты и распорядка дня? - Мадам Сольбе подошла к окну, включила магнитофон и сказала в микрофон: Мисчтер Джон Хобс принят на работу в пансионат 24 мая 1962 года. Ему отводится комната 10, питание за счет пансиона, без сигар и вина. Жалование 10000 франков в месяц. Мистер Хобс обязян следить за здоровьем девочек в любое время суток, оказывать им необходимую медицинскую помощь, производить раз в неделю осмотр, выезжая из пансиона ставить в известность хозяйку, куда и на какой срок он уезжает. Мистер Хобс принят на работу и обязан ни кому ни при каких условиях не рассказывать о пансионе и его сотрудниках. Мадам Сольбе выключила магнитофон и вопросительно взглянула на Хобса.
    - Вас устраивают условия?
    - Ну что же, - задумчиво произнес Хобс - все кроме оклада вполне правильно.
    - Я ничего изменить не могу - холодно ответила мадам Сольбе - если вам условия не подходят, я вас не задерживаю. Она вновь включила магнитофон, но для перемотки.
    - Я сейчас сотру запись и будем считать, что наш разговор не состоялся, не зная как вы, но я сожалею - и лицо ее погруснело. Хобс вскочил с кресла: Ради бога я совсем не собираюсь отказываться от работы из-за оклада. Я согласен. Я готов на все - неожиданно добавил Хобс: ... ради вас. Мадам Сольбе удивленно вскинула брови.
    - Извините, - забормотал Хобс, - позвольте не оправдываться, а то я...
   
    - Нет, нет - перебила его мадам.
    - Я очень рада, что понравилась Вам, надеюсь, что это поможет нам в работе. Закончив официальную церемонию, мадам пригласила осмотреть пансион.
    - Не дурно устроено - с удовольствием сказал Хобс, после того как они вернулись в кабинет хозяйки.
    - Это совсем не похоже на нищенскую благотворительность сиротского дома, кто же финансирует эту роскош? В кабинете уже был приготовлен стол с богатым ужином. Мадам пригласила Хобса закусить.
    - Милый Док! Можно я вас буду так называть?
    - Пожайлуста!
    - По моему настолько разумный человек, что с вами лучше быть откровенной. Хобс поблагодарил мадам за комплимент кивком головы и опять в его глаза бросились ее изящные ноги.
    - Черт. - выругался он про себя, - они чертовски хороши.
    - Вы, конечно, понимаете содержать такое хлопотливое заведение на свои деньги без всякой выгоды я не решилась бы. Да кроме того это не имело бы смысла. Пожалуйста попробуте икру, только вчера ее мне привезли из России. Я ведь еще не настолько стара, чтобы заниматься благотворительностью, однако каждый хочет иметь свой бизнес. Я уже пробовала и в кино и в театре, и даже пыталась играть на бирже. В 1960 году я вышла замуж за одного маклера. Он был на 42 годда старше меня. Этот брак был для меня абсурдом. Как мужчина он был уже конченный. Кгда мы венчались, он уже был безнадежно болен. Я правда не знала, но догадывалась, что здоровье у него не в порядке. Так вот, давайте выпьем.
    -Вы долго с ним про жили?
    - Если то, что было между нами называть супружеской жизнью, то была я 120 дней Она вдруг грустно улыбнулась и откинулась на спинку кресла, закрыла глаза.
    - Док, налейте мне рому, я хочу сегодня напиться.
    - Положить лимон?
    - Нет пусь будет чистый ром. Да так вот - продолжила она после того, как они опрокинули фужеры - 120 дней, но боже мой какая это была длинная пытка. Вы врач вам можно рассказать все. Неправда ли? Я выросла в богатой семье. Мой отец был крупным коммерсантом. Я воспитывалась в лучших пансионах Швейцарии. Я любила свободу, независимость. Была горда и независима. Кода мне было 16 лет, я была помолвлена с сыном марсельского банкира, меня ожидала легкая и беззаботная жизнь. Но все рухнуло. В 1957 году отец ввязался в какую-то темную аферу с кубинским сахаром. Он вложил в дело весь свой капитал и погорел. Мы остались нищими. Отец застрелился... Налейте мне рому. Спасибо... мать умерла в том же году. Я осталась одна, у меня нет больше родственников... А почему вы не выпили?
    - Я потом выпью.
    - Нет, пейте сейчас, вы должны опьянеть, то, что я буду рассказывать нельзя слушать в трезвом виде. Пейте.
    - Удобно ли в первый день работы напиться.
    - Я думала вы умнее, - зло, сверкнув глазами, сказала мадам, - жаль, что я ошиблась.
    - Спасибо за комплимент.
    - Док, можете идти отдыхать, - она встала и отойдя к окну стала просматривать какие - то бумаги, давая Хобсу понять, что ужен окончен. Беспардонная дура, подумал про себя Хобс, краснее от стыда и унижения. Хобс встал и поклонился спине хозяйки, направился к двери.
    - Вы забыли попрошаться милый Док еще! - ехидно улыбаясь, ска зала хозяйка.
    - Я поклонился вашей очаровательной спине, - мадама Сольбе сначала улыбнулась шутке, а потом не выдержала и засмеялась.
   
    - Вы хорошо ответили. Люблю остроумных людей.  Она вернулась к столу и закинула ногу на ногу. О эти ноги - мелькнуло в голове у Хобса.
    - Простите меня Док, я погорячилась.  Док сел на место.
    - У вас такие красивые ноги. Я никак не могу насмотреться на них.
    - Они вам нравятся? Вы на них еще насмотритесь. Ведь я еще не раз буду у Вас. Как, и она тоже на осмотрах - подумал Хобс сердце судорожно забилось. Он был ханжой, но видеть эту роскошь на гинекологическом кресле ему не хотелось бы.
    - К стати, - продолжала Сольбе, - с этих ног все и началось. В 17 лет я была нескладной, угловатой девченкой, и к томуже с противным заносчивым характером, так, что мужчины мною не интересовались и вот, когда я была на краю смерти от голода, меня подобрал на улице один господин. Привел к себе в дом, дал вымыться в ванной, накормил и уложил спать. Утром после завтрака он сказал: Я не спрашиваю, как ты попала на улицу и не интересуюсь твоим прошлым. Ты не интересуешь меня, как женщина, но у тебя удивительно красивые ноги и это тебя спасает. Я холостяк, мне нужна хорошенькая горнечная. Ты будеш работать в те дни, когда у меня будут гости. Об этом дне я буду тебя заранее предупреждать, все остальное время ты можешь заниматьсясвоими делами. Денег я тебе платить не буду. Я куплю тебе одежду и буду тебя кормить. Поскольку тебе деваться некуда, ты останешься у меня. Вот и все. Экономка покажет тебе твою комнату.  На этом разговор наш окончился и я осталась жить у него. Через два дня принесли мою униформу. Она до сих пор хранится у меня. Я ее надела и ужаснулась, юбка была настолько коротка, что едва закрывала трусики. Месье Жуль, так звали моего хозяина, осмотрел меня и нашел форму великолепной, особенно мои ноги. Я стала обслуживать вечеринки, которые месье Жуль устраивал каждые субботы. Мне давали поднос с мороженным или бокалами шампанского и я ходила между гостями, предлагая им освежающие напитки. Мне не позволяли надевать чулки и от этого ноги были как - то особенно обнажены. Глядя на меня, гости улыбались, перешептывались, а женщины презрительно отворачивались. Больше всего меня выводило то, что большинство женщин на этих вечеринках были или проститутками или содержантками. Однажды, разнося мороженное, я вошла в небольшую комнату с залом, где обычно курили мужчины. В ней было сумрачно и я не сразу разобрала кто в ней сидит. Подойди ко мне,  - услышала я вдруг женский голос справа. Я обернулась, мои глаза уже привыкли к сумраку. Красивая женщина полулежала в широком мягком кресле, странно осветилась ее обнаженная, белая ляшка, а между ее ног, темным комком, торчала мужская голова. От неожиданности я опешила.
    - Ну, что же ты, дай мне мороженного - раздраженно сказала женщина, протянув ко мне руку. Я подошла к ней подала вазочку с мороженным, а сама во все глаза смотрела на мужчину с упоением и самозабвением, лежащего у бесчувственного тела женщины. Мне тоже захотелось, чтобы меня так ласкали. Я в первые в жизни почувствовала насколько я женщина и готова была предложить себя любому из мужчин в зале. Но боялась, что на до мной посмеются и откажут. Женщина изнывала от удовольствия. Она стала двигать похотливо телом и прижимать голову мужчины к себе рукой. А он рычал и чмокал, как животное. Женщина бросила на поднос вазочку и еще больше откиналась на спинку кресла и запрокинула голову, закрыла от удовольствия глаза. Пылающие, пахотью глаза мужчины, не мигая смотрели на мои ноги. Я, невольно, сделала движение бедрами, будто предлагая ему себя. Он вскочил, я заметила, что из его застегнутых брюк торчит в напряжении член. Мужчина ринулся на свою партнершу и вонзил свой член в ее истерзанную поцелуями утробу. Они рычали и стонали, как приговоренные к смерти. Больше я не могла смотреть. Я вышла и еще несколько минут ходила, как в тумане, подчти физически чувствуя, как в мою девственную, непорочную вульву входит упругий мужской член. Я вся ушла в мечты об этом. Очевидно любовники рассказали всем о случившимся, потому что отношения ко мне с этого дня резко изменились. Меня перестали стесняться мужчинны, больше не шептались при мне, а женщины стали относиться как равной. Месье Жуль не отправлял меня спать после часу ночи. Я обслуживала вечеринку до тех пор пока хоть один из гостей оставался на ногах. Я поняла, что квартира эта - своеобразный дом свиданий. Примерно через месяц после того памятного вечера месье Жуль зашел ко мне в комнату. Я собиралась идти побродить по городу и была уже в пальто. Окинув меня критическим взглядом, он покачал головой: Боже мой! Такие сказочные ножки и такая незаурядная фигура. Сколько тебе лет?
   
    - Скоро будет 18
    - Совсем еще ребенок, - со вздохом произнес он и молча уставился на меня. Потом достал какой-то странный предмет в виде треугольника, шитого из белого бархата, к одной из углов треугольника была прикреплена тонкая, стальная проволка, оканчивающаяся довольно толстой резиновой грушей.
    - На, - сказал месье Жуль.
    - Что это?
    - Разве ты не знаешь? - удивился он.
    - Это веер? - Он рассмеялся: Боже какой ребенок. Это называется пика, ею прикрывают лобок. Неужели ты никогда не видела стриптиз или голореню. Неужели ты никогда не видела у женщин на картинках такие треугольники.
    - Видела.
    - Так, что же ты спрашиваешь?
    - Я думала они не такие, а как же ее одевать?
    - Она не одевается, а вставляется.
    - Куда? - Он в отчаянии закатил глаза.
    - Ты, что вчера родилась? Куда же еще можно воткнуть пику, чтобы треугольник был плотно прижат на лобке женщины? Конечно же во влагалище. Постой, постой, - спохватился он, - а ты девушка?
    - Девушка.
    - Час от часу не легче, что же мне теперь делать с тобой? Чтоже ты мне раньше не сказала? Теперь, если узнают, греха не оберешься, черт меня дернул связаться с тобой. Странно, но руганья и отчаяние его подействовали на меня освежающе. Я забыла, что хотела наорать на него за эту дурацкую шутку. Я помолчала, спрятала пику в свой столик и вышла из комнаты. У меня бало 100 франков, которые я получила от мужчин, как чаевые. С твердым намерением стать женщиной, я направилась в ближайший кабак. Заказав рюмку коньяка, села у стойки и стала рассматривать публику. Мои ноги, как всегда, привлекли внимание мужчин, но как только их глаза поднимались вверх, они отворачивались.
   
    - Прошу простить меня, - кивнул мне мужчина и вдруг ошеломленный уставился на мои ноги. Несговариваясь мы вышли вместе. Я молча села в его машину и мы поехали. Управляя машину одной рукой, другой он гладил мои ляжки, подняв юбку, насколько это было возможно выше. Я не сопротивлялась.
    - Мы поедем в одно место, - сказал он. Через 20 минут мы были в небольшой, хорошо обставленной комнатке частного пансионата. Габриэль, так звали моего нового знакомого, закрыл дверь на задвижку, опустил шторы на окнах и подошел ко мне.
    - Раздевайся, мы здесь, как дома. Можешь принять ванну.
    - Я уже сегодня мылась, - сказала я и стала снимать пальто. Он помог мне раздеться и усадил к столу.
    - Хочешь выпить? - и я согласилась. И еще через пол часа я была пьяна. Он снял с меня чулки, потом раздел совсем. Я не сопротивлялась, я готова была к его ласкам. Он опустился передо мной на коленях. Вот наконец и уменя между ног голова мужчины, с волнением подумала я, млея от нахлынувших страстей. Поцелует ли он - подумала я, но не смела шелохнуться. Он пристально рассматривал мое сокровище, поглаживая мой живот руками. Он вдруг порывисто вскочил на ноги и мы оголеные стояли друг против друга, с утешение наслаждались свое наготы.
    - Иди ко мне, - прошептал он. Некоторое время мы стояли, обнявшись, не смея двинуться, не в силах справиться с охватившей нас дрожью. Жесткий член Габриэля уперся мне в живот по ниже пупка. Ляжка Габриэля давила мне на лобок. Каждое прикосновение, каждое движение его тела доставляли мне несказанное удовольствие. Я обезумела от восторга, закрыв глаза, уткнулась в его волосистую грудь.
    - Милая, ты мне нравишься, - прошептал он и его руки сползли по моей спине к ягодицам, скользнули по бедрам и сошлись внизу моего живота.
    - Что это были за руки! - восхищенно прошептала мадам Сольба, закрыв глаза от сладкого воспоминания.
    - . . . Когда его пальцы коснулись моей плоти, я испытывала такое удовольствие, что невольно дернулась всем телом и конвульсивно сжала ноги.
    - Тебе не нравиться? - обиженно сприсил он
    - Наоборот, - задыхаясь от возбуждения и страсти сказала я.
    - Это слишком хорошо и я не привыкла к этому. - Он улыбнулся.
    - Милая девочка, - ласково произнес он, целуя меня в губы. Он был первый мужчина, который целовал меня в губы. Это был еще не тот поцелуй. от которого теряют рассудок, но для меня это было достаточно. Я со стоном рухнула к нему на руки в сладком изнеможении. Габриэль перенес меня на кровать и стал иступленно целовать мое тело, мою упругую грудь, мои угловатые плечи, впалый живот и ляжки и, наконец я почувствовала жар его губ на своей, нераспустившейся розе. Мы были в иступлении, весь мир пропал, из жизни уже небыло ничего, были лиш две безумные плоти, слившиеся в одном каком-то, неистовом, сумашедшем торжестве. Когда я очнулась, Габриэль сидел возле меня уже одетый.
    - Ты уходишь? - спросила я слабым голосом.
    - Тебе нужно отдохнуть, я не знал, что ты девушка, я тебя совсем замучал
    - Нет это было прекрасно! Прекрасно, что ты сделал меня женщиной. Спасибо тебе милый. - Габриэль поцеловал меня и я заснула. Домой я вернулась на следующий день к вечеру, когда исчезли синяки под глазами. Месье Жуль встретил меня в передней, по его лицу было видно, что он волновался.
    - Все в порядке месье Жуль, - сказала я ему: - я одену вашу пику.
    - Безумный ребенок, - тихо сказал он и покачал головой. Я прошла к себе в комнату и разделась. Вся была наполнена каким-то сладким томлением и восторгом. Мне казалось, что частица Габриэля все еще находится в моей плоти. Это ощущение было настолько сильным, что я потрогала себя рукой. На следующее утро я приняла ванну и вернулась в свою комнату, достала из стола пику. Сам треугольник был какого-то эластичного, но упругого материала. Обшивка наружной стороны была бархатная, внутренней - прорезиненный войлок. Груша была довольно внушительных размеров и я сомневалась, что такую толстую мне не легко будет вставить. На деле это оказалось не просто трудным, а почти невозможным. Груша до боли раздирала губы моего влагалища, но все еще не проходила во внутрь. Как раз в тот момент, когда я окончательно отчаялась и решила отказаться от этой цели, груша вдруг прошла легко и скользнула внутрь, заполнив меня широкой обширной массой. Белый треугольник, будто бы приклеенный, прочно застыл у меня на лобке, я с облегчением вздохнула. Однако на этом трудности не кончались. Оказалось, что ходить с грушей не совсем удобно, она терлась во влагалище и все время давала о себе знать каким-то смутным, тревожным удовольствием. Я несколько раз прошлась по комнате, посмотрела на себя в зеркало, вид у меня был доволно экстравагантный. В следующую субботу я обслуживала гостей в новом наряде стой разницей, что вместо трусиков на мне была лиш белая пика. Гости приняли меня как равную. Со мной шутили, мужчины заигровали. Меня теперь нисколько не стеснялись и поэтому, наверное сам вечер быстро перешел в безумную оргию. Теперь мне пришлось обеспечивать пары вином и мороженным. В тот момент когда они предавались самым невероятным любовным играм. Один из гостей поставил свою женщину на четвереньки устроился к ней через зад и, двигаясь телом, с удовольствием ел мороженное, поднесенное мною. Другой положил женщину на диван, устроил на ее животе нечто вроде стола и отпивал из бокала вино. После каждого глотка целовал ее в промежность. Третий сел на стул, посадив на свой член красивую блондинку и, взяв у меня вазочку с мороженным, стал кормить партнершу из ложечки в то время, как она двигала своим задом, держась за его плечи. Мужчины не оставляли меня без внимания. Они гладили и мяли мои ляжки, похлопывали по ягодицам. Один даже поцеловал меня в зад. Все это доставало мне немного удовольствия и повысило мои акции перед мужчинами. К утру одна я осталась одетой, вокруг меня сновали разгоряченные мужчины и женщины, пахло потом, духами и плотью. Зрелище беспорядочных и бесстыдных совокуплений привело меня огромное впечатление. Я испытывала подлинное удовольствие и к утру была совершенно разбита от многократных и довольно обильных оргазмов. Перед тем как лечь спать я вынула грушу, она выскользнула легко вместе с огромным количеством мутно-белой слизи. Спустя две недели я почувствовала, что начала полнеть, а когда пришли регуляры я поняла, что Габриэль подарил мне ребенка. Это известие огорчило месье Жуля. Он сокрушенно вздохнул, почесал затылок и сказал: Ну, что же Арман? Придется тебя отправить к тетушке Маро. И меня отправили к тетушке Маро, в маленькую деревушку на берегу океана. Два месяца добрая, ворчливая старушка лечила меня какими-то травами и кормила меня по особому рациону. В конце месяца позвонил месье Жуль. Он справлялся о моем здоровье и попросил приехать в Париж. Мы ехали домой в новой раскошной машине. Месье Жуль теперь жил в новом особняке. Меня ждали. Ванна была приготовлена. Месье Жуль провел меня в мою комнату. Я вошла в ванну и первое, что мне бросилось в глаза, это небольшое зеркальце на высоте человеческого роста, оно было вделано в стенку так же как и в старой ванной. Я знала, что это зеркало прозрачное и через него месье Жуль сейчас будет наблюдать за мной и я позвала его.
   
    - Месье Жуль, мы так давно не виделись и так много новостей, что мне не терпится скорее все узнать, ели вы не заняты то побудте со мной, пока я моюсь и мы поболтаем. Говоря это я успела снять платье, рубашку и стала растегивать лифчик.
   
    - Помогите мне пожалуйста, - обратилась я к месье Жулю, растерявшемуся от неожиданности. Сняв лифчик я обернулась к нему.
    - Вы побудете со мной?
    - О конечно!С удовольствием! - еле вымолвил он от волнения. Я сняла трусики и залезла в вынну.
    - Как ты похорошела, у тебя такая очаровательная фигура и такая раскошная грудь, что я не нахожу слов, чтобы выразить свое восхищение. Мы долго болтали с ним о новых знакомых, он сообщил мне, что приготовил для меня новое занятие, которому как нельзя лучше подходит моя нынешняя внешность. Потом он как - то смущенно стих и несколько минут молчал и смотрел на меня. Видно было, что он хочет о чем-то спросить, но не решался.
    - Арман, - тихо позвал он.
    - Да, месье Жуль.
    - Детка у тебя такая чудесная грудь, что я не могу удержаться от желания потрогать ее руками, можно я только прикоснуться к ней.
    - Боже к чему такая щепетильность, - удивилась я, - конечно. В глазах месье Жуля сверкнули похотливые огоньки. Он вскочил с табуретки и подошел ко мне. Его пухлые короткие пальцы нежно коснулись моей груди и сжали настолько, чтобы я почувствовала лишь прикосновение, но не более. Месье Жуль умел обращаться с женщинами и его искуственные ласки не оставили меня безразличной. Я содрогнулась от страстного порыва.
    - Месье Жуль, разденьтесь, - чуть выдавила я из себя. Он молча исполнил мою просьбу. Вопреки ожиданиям тело его не выглядело старым, он казался значительно моложе голым. Его небольшой толстый член напряженно вытянулся, вздрагивая от возбуждения.
    - Если вы хотите меня, - спокойно произнесла я, - то я ваша.
    - Арман, детка, - смущенно пробормотал он, - я не живу с женщинами, как другие мужчины.
    - А как же?
    - Видеш ли, - начал он и замялся.
    - Нет, нет вы должны мне рассказать. Разве я не могу так сделать.
    - Ты? Не знаю, наверное, сможешь, но это не так просто.
    - Другие же делают, значит и я смогу. Как это?
    - В ротик.
    - В ротик? Что за удовольствие? Разве в рот лучше, чем туда?
    - Кому как я только так получаю удовольствие, когда женщина берет мой член в рот.
    - А как же это делать?
    - Одни берут в рот так просто им все равно, другим это даже противно, а некоторые получают и сами большое удовольствие.
    - Давайте я попробую.
    - Здесь не удобно. Я тебя вытру и мы пойдем к тебе в комнату. В коридоре нам встретилась экономка, она нисколько не удивилась нашему виду, а только спросила вернемся ли мы в ванну. Я сказала, что уже нет. Месье жуль сел на мою кровать, а я устроилась на стул рядом.
    - Теперь слушай, ты должна взять в рот не просто эту штуку, ее необходимо всевозможными способами всасывать и эту часть работы я предоставляю тебе. Делай это как тебе вздумается, об одном прошу зубки держать как можно дальше от члена, работать только губками и языком.
    - Понятно месье Жуль, я буду осторожна. - Член мне нравился он будил во мне какие-то сладкие затаенные чувства. Мне уже самой хотелось взять его в рот и ощутить губами его гладкую и упругую кожицу. Я сосала этот инструмент с умением все более распаляясь. Я тоже, подчти испытывала удовольствие и видела, что месье Жулю это очень приятно. Вдруг он дернулся всем телом и на мгновение замер, а потом резко вскочил и выдернул член у меня со рта.
   
    - Что же вы? - обиделась я.
    - Прости меня девочка, я не могу.
    - Я делаю не так?
    - Все так, но ты не знаешь самого главного. Я поступил бы не честно если бы позволил себе этим воспользоваться.
    - Боже мой, что в этом может быть нового для меня, - удивилась я.
    - Может я тебе об этом скажу но не сейчас.
    - А когда же?
    - Потом, потом милая Арман. Месье Жуль был очень расстроен и выглядел очень несчастным. Его глаза обшаривали тело, руки ласкали грудь, но видно было, что это ему не доставляло удовольствие.
    - Ложитесь месье я лягу вместе с вами. Он подвинулся, освобождая место, мы обнялись и замерли долго в страстном поцелуе. Его рука скользнула по моему телу и втиснулась между ляжками, палец проник во влагалище. Его искуственные манипуляции очень быстро привели меня в состояние совершеннейшего экстаза. Я легла на спину и согнула ноги в коленях, развела их просто в стороны и пропустила его в себя и опять весь мир пропал, все заволокло розовым туманом. Я окунулась в сказочное бытие. Когда я пришла в себя, месье Жуль был рядом на стуле в халате и шлепанцах.
    - Ты необыкновенная девушка, - сказал он, я ответила ему улыбкой, и странное дело, я нисколько не почувствовала близости с Жулем. Он оставался хозяином, а я его служанкой. И мне даже казалось, что это не он, а кто-то другой был во мне несколько минут назад. Если бы мне сейчас и захотелось мужчину, то я бы не посмела обратиться к нему за удовлетворением и вместе с тем, я бы от него не отказалась.
    - Арман, ты спишь? - услыхала я вдруг голос Жуля.
    - Нет, а что? - сразу отозвалась я.
    - Я хочу показать тебе настоящий минет.
    - Что показать? - не поняла я.
    - Минет - так называется то, что ты мне сегодня делала. Хочешь посмотреть?
    - Конечно, - вскочила я с кровати и зажгла свет. Месье Жуль подождал пока я оденусь. Мы пришли в просторный дом. В комнате сидело несколько мужчин. По их виду можно было судить, что они не знали друг друга. При виде меня они вскочили.
    - О мадам, очень приятно вас видеть, - произнес один из них, целуя мне руку.
    - Простите господа, - прервал шумные восторги мужчин месье Жуль и представил меня: Это хозяйка дома. При этом не только у мужчин, но и у меня вытянулось лицо от удивления.
    - Так надо, - прошептал он мне, - держитесь как хозяйка.
   
    - Господа, - продолжал месье, обращаясь снова к мужчинам, - мадам Арман желает познакомиться с мадам Рино. Надеюсь вы не будете возражать присутствовать при ваших встречах с ней. Никто из мужчин не возражал и мы пошли в смежную комнату. Там в кресле сидела маленькая, с пышными, темными волосами женщина.
    - О, мадам Рино, - воскликнул месье Жуль. - вы уже здесь?
    - Здравствуйте, дорогой, - поизнесла женщина грудным низким голосом, - я совсем недавно вошла сюда и как видите успела уже раздеться. А кто эта дама? Вы хотите, чтобы она мне чем-то помогла?
    - Это дама - мадам Арман - хозяйка этого дома. Она пожелала с вами познакомиться и у вас поучиться.
    - О милая простите меня, - воскликнула дама и подошла ко мне. Я очень рада нашему знакомству и рада поучить вас. Присаживайтесь и начнем. С этими словами она сбросила с себя платье и осталась в сиреневом купальнике, плотно облегающем ее маленькую, стройную фигуру. Месье Жуль дал сигнал и вошел первый мужчина. Он был совершенно голый.
    - Боже мой, - воскликнула мадам Рино, - кого я вижу. Ты совсем забыл меня милый Боде. Они обнялись и расцеловались, как старые знакомые.
    - Многих женщин ты попробоавл, - ворковала она, усаживая мужчину на низенькую скамеечку.
    - Раздвинь ножки, пусть он висит свободно. Ты совсем от меня отвык. Мужчина что-то лепетал в оправдание, но она его не слушала.
    - Раздвинь руки, положи их себе на ляжки, вот так. Так, что говоришь, что соскучился, тебе захотелось моих ласк, огня. Ласково, мурлыкая, хлопотала она над телом мужчины, гладила его грудь, мяла живот, похлопывала по его бедрам, целовала соски его груди, но не разу не прикоснулась к слегка отвисшему члену. Она целовала его в губы долгим, страстным поцелуем. Член у мужчины встрепенулся. Рассыпав цепочку поцелуев от губ до шеи мадам Рино перешла к спине мужчины и принялась целовать его нежно при этом массируя его тело. Вдруг она перевернулась и схватила губами уже высоко поднятый член, засунула его до конца себе в рот.
    - Ох, - вздохнул мужчина, дернувшись всем телом, но в следующею минуту она целовала его под мошенкой, потом впилась в живот и опускалась медленно вниз. Снова схватила его член, она больше сосала самого мужчину, чем его член. Но вот она окончательно устроилась у мужчины между ног, млея от удовольствия, подхватывала губами его член и медленно всасывала его до конца, производя при этом сосательные движения ртом. Она то выпускала член изо рта, играя кончиком языка, то заглатывала его до конца. Так она стояла к нам спиной. Я заметила, что промежность ее была прикрыта тонкой резинкой купальника, сквозь которую было видно полуоткрытое влагалище. Мужчина вздрагивал от восторга, удовольствия, гладил своей рукой спину мадам Рино, точеные ягодицы, бедра. Наконец его указательный палец продавил тонкую резинку, далеко ушел в лоно мадам Рино. Она неистово задвигала задом и стала притоптывать ногами. Когда мужчина запрокинул голову и зарычал, мадам Рино еще глубже воткнула член в себя и обхватила мужчину за бедра стала двигать из стороны в сторону, так они неистовали еще несколько минут, потом она осторожно выпустила поникший член изо рта и встала. От полученного удовольствия, она поцеловала мужчину в губы, лизнула кончик его носа и засмеялась.
    - Ну как, доволен?
    - У-у-у - промычал мужчина, - богиня! Он поцеловал мадам и поклонился мне, вышел в другую дверь.
    - Он хорошо кончает, - доверительно сказала мне мадам Рино, жуя шоколадку, - это один из тех, чей сок мне особенно нравиться. Хочу сказать вам, что в таких случаях принято подержать сок во рту, пока не почувствуешь его терпкий вкус. Ну продолжим что-ли? - обратилась мадам к Жулю. Тот подал знак и вошел следующий мужчина. Это был тощий длинноногий мужчина, верзила с кирпично-красным лицом крестьянина. С мадам он не был знаком. Она обращалась к нему очень вежливо.
   
    - Здравствуйте месье! В этом доме меня зовут мадам Рино, буду рада доставить вам удовольствие. Ошалело озираясь и прикрывая низ живота обеими руками мужчина смущенно улыбался. По сравнению с ним мадам Рино выглядела совсем девочкой.
    - А, что у вас тут нет больше женщин? - басом спросил он и посмотрел на меня.
    - Здесь нет, - ее легкие пальцы пробежали по телу мужчины и он вздрогнул, глаза его заблестели, руки прикрывающие член приподнялись. Теперь стало видно, что он так старательно прикрывал. Размеры его инструмента могли поразить и более опытных женщин, чем я. Во всяком случае я после этого случая таких размеров больше не встречала. Мадам Рино усадила мужчину на стульчик и, ласково воркуя, начала свою любовную работу, вид и размеры необыкновенно возбудили ее. Она прямо таяла на глазах у мужчины, обволакивая его похотливым дурманом. Мужчина с восхищением смотрел на гибкие движения тела и время от времени гладил и мял живот и ляжки, на это она отвечала громким и протяжным стоном. Мужчина вдруг вскочил со скамейки и обхватил руками спину мадам Рино, пытаясь вставить ей между ног свой, одеревеневший член.
    - А нука раздвинь ноги, - прохрипел он с натугой, - я вставлю его. Мадам Рино смущенно заморгала глазами и еще крепче сжала ляжки, не пуская мужчину к себе.
    - Милый, к чему эти банальности, садись и я возьму его в рот.
    - Нет! - зло буркнул мужчина, - я хочу тебя.
    - Но позвольте, - встревожилась мадам, - я не живу с мужчинами таким образом, разве вам не говорили.
    - Месье Гонте, - вмешался месье Жуль, - вы изьявили желание иметь миньет, а больше не было разговора.
    - Пошли к черту! - взревел верзила, - на кой мне нужны эти детские забавы, мне нужна женщина и я ее получу. При этом Гонте схватил мадам Рино за талию и, приподняв ее от пола понес к диванчику. Мадам Рино сопротивлялась, пыталась вырваться из обьятий насильника. Но когда она начала угрожать месье Жулю жалобой в полицию, я решила вмешаться. Стремительно сбросив с себя платье я подошла к дивану и слегка тронула мужчину за плечо
    - Вы хотите женщину? Я к вашим услугам. - Очевидно все это было сказано спокойно и внушительно, потому, что мужчина сразу оставил мадам Рино, словно нехотя поднялся. Он конечно не ожидал, что увидет меня голой и поэтому, обернувшись, застыл от удивления.
    - О мадам! - воскликнул он, схватившись руками за свой член. Месье Жуль сделал слабую попытку остановить меня, но было уже поздно. Верзила пожирал меня похотливым взглядом, гладил рукой по животу. Я уже тоже хотела его.
    - Повернитесь, - похрипел мужчина. Он слегка нагнул меня и устроился с зади, воткнул свой огромный, каменный член. Я забилась от наслаждения и снова, как в первый раз, весь мир померк и утонул в огромной волне нестерпимой страсти. Я уже плохо соображала, что происходит. Однако через некоторое время я пришла всебя, мужчина был еще во мне и его член размеренно и мощно двигал взад и перед с глубокими хлопками. Я лежала на полу вверх лицом, мужчина что-то бормотал, мял мне грудь, це-ловал лицо, губы, шею, а я, разомлевшая от густой, горячей сладости, как губка впитывала радостное ощущение мужского тела в своем, впервые в жизни, справившись с мутным безумием любовного забытия. Я еще раз успела кончить, прежде, чем этот верзила изверг в меня поток горячей спермы. Даже, поникший, этот член выглядел очень внушительным и я была несказачно удивлена, что он вообще поместился во мне. Пока я отдахала мадам Рино сделала еще трем мужчинам миньет. Я за этой процедурой почти не следила. Когда вошел четвертый, я окончательно оправилась и заинтересовалась вновь любовными забавами экстравагантной женщины. На этот раз она нам продемонстрировала суть миньета наиболее откровенно. Когда у ее партнера начало дергаться тело и он был готов излить свое семя, она вдруг вынула изо рта и продолжала манипулировать пальцами, держала головку члена у рта открытого. И вот мощная струя белой жидкости выстрелила ей в рот, потом еще и еще. Мужчина корчился от удовольствия и гладил мадам Рино. Она проглотила все, что выдал мужчина с таким удовольствием и смаком, что мне самой захотелось это попробовать и я сказала месье Жулю: Пойдем ко мне я уже все поняла. Когда мы пришли в комнату я сама предложила Жулю сделать ему минет, он радостно согласился. Мы разделись до гола я усадила его, как делала мадам Рино, на маленькую скамеечку. Я очень быстро довела его до экстаза и он выстрелил мне свой сок. При этом месье Жуль так нежно и искустно меня ласкал, мой клитор, что глотая его сок я чувствовала сладость во всем теле. С тех пор я стала ярой поклонницей миньета, хотя обычные способы совокупления мне не менее приятны.
   
    - Милый Док, - вдрук перевела она свой рассказ, - я заболталась, а вы наверное устали и хотите отдохнуть. Уже второй час ночи.
    - Я действительно устал, но слушать вас готов до бесконечности. Вы необыкновенная женщина.
    - Однако не хочу злоупотреблять вашим вниманием ко мне и намерена предложить вам отдохнуть. Она нажала кнопку звонка, вошла горничная.
    - Постелите, пожалуйста постель и приготовьте ванну, - сказала мадам Сольбе, вопросительно взглянув на мистера Хобса. Хобс кивнул головой, принимая приглашение.
    - Сначала ванну для мужчины, - бросила мадам вслед горничной. Когда Хобс вернулся из ванны, мадам Сольбе вышла навстречу ему, небрежно запахнув тонкий, шелковый халат, нестолько короткий, что роскошноные длинные ноги били полностью открыты взору от пальцев до ляжек. Пока горничная готовила ванну для мадам Сольбе, хозяйка предложила выпить по одной рюмочке коньяка. Мистер Хобс охотно согласился.
    - Хорошо помылись? - спросила мадам Сольбе, когда я вернулся.
    - Превосходно и чувствую себя настолько свежим, что готов продолжить беседу до утра. Мадам Сольбе загадочно улыбнулась и медленно, маленькими глотками потягивала коньяк
    - Я очень рада, что вы будете работать у меня. Она немного помолчала и добавила: Работать.
    - Мне тоже приятно быть вашим слугой.
    - Вот и отлично, давайте выпьем за это счастливое совпадение. Она протянула свою рюмку к нему и слегка наклонилась в перед, при этом халат распахнулся, открыв взору нежно-розовое тело. Мадам Сольбе приготовилась принимать ванну и была совершенно голой. Она не сразу заметила свою оплошность и Хобс мог несколько минут видеть эту восхитительную, возбуждающею наготу.
    - Пока я вымоюсь, - сказала она, - вы поскучайте или посмотрите эти журналы, я думаю, что они вас заинтересуют. Журналы действительно оказались интересными - это были знаменитые парнографические издания. Увлекшись журналами он не заметил, как прошли пол часа.
    - Интересно? - он услышал голос хозяйки. Хобс взглянул на нее. Розовая, свежая, сияющая красотой и молодостью она стояла перед ним слегка выдвинув стан и лукаво сощурила глаза. И опять эти ножки! Они неотступно преследовали его всей неземной красотой он не мог оторвать от них восхищенного взгляда. Мадам Сольбе подошла к нему, обняла за шею и прижала к своему животу. Хобс без труда нашел вырез ее халатика и его губы коснулись нежного, мягкого тела. Целуя и поглаживая живот женщины, Хобс пытался представить выражение ее лица, его взгляд скользнул в сторону и он обнаружил, что в огромной зеркальной стене они оба хорошо видны. Лицо мадам Сольбе было перекошено острой болью наслаждения и ее открытые широко глаза, взгляд которых был устремлен на него и трепетные руки, нервно растегивающие верх халатика. Все это привело его в бурный экстаз. Он наклонился еще ниже и впился губами в выбритую подушечку лобка своей прекрасной партнерши. Мадам Сольбе раздвинула ноги, прижала его голову к себе руками и спустила протяжный стон: Ох! Милый Док... Вы начинаете мне нравиться. Хобс оторвался от сладкой плоти хозяйки и поднял лицо.
   
    - Давайте ляжем.
    - Зачем спешить? Встаньте Док, еще выпьем. Она достала из бара рюмки и бутылку вина. Сев на кресло друг, против другва, они выпили. Мадам Сольбе посмотрела на Хобса через бокал и спросила: Вам не жарко?
    - Вы про пижаму? Я бы с удовольствием снял ее, она мне просто мешает.
    - Мне тоже, - сказала мадам Сольбе и сбросила на спинку клесла совой халатик. Она сидела в метре от него в непирнужденной позе, которая свойственна женщинам, сознающим свою красоту, слегка откинувшись на спинку кресла. Одну ногу убрала под себя, а другую немного, выдвинув вперед, при этом Хобсу были видны пухлые, розовые губы ее влагалища. Медленно, цедя легкое вино сквозь зубы, Хобс наслаждался каким-то сладким трепетом, в упор разглядывая свою хозяйку. Мадам Сольбе одной рукой держала бокал у рта и украдкой поглядывала на Хобса, прикрывая другой рукой свою вульву. Напряженный, вытянувшийся член Хобса подергивался от напряжения. Он продолжал пожирать глазами эту раскошную женщину и был очень доволен тем, что она закравала от него самое вожделенное место. Вдруг он заметил, что ее рука не просто лежит между шелковистых ляжек, она тихо размеренно двигается в такт покачивания ее отставленной ноги. Мадам Сольбе ананировала у него на глазах. Такого Хобс еще никогда не видел. От зрелища женского ананизма он пришел в бурный экстаз и его рука опустилась на член. В полной тишине, в ярко освещенной комнате, сидя друг против друга они анонировали. Мадам Сольбе кончила первая. Уронив бокал с вином на пол, она широко раздвинула ноги и, глядя безумными глазами то на свою, разомлевшую от ласк вульву, то на член Хобса, она неожиданно рухнула на пол, выставив на обозрение Хобсу все сокровенные прелести. Хобс вскочил с кресла и прильнул губами к этому раскошному виду. Мадам Сольбе слабо шевельнулась и, издав тихий стон, замерла без движений. Наконец сладость сразила и Хобса. Он выстрелил в воздух мощную струю спермы, вытянулся без движений на ковре. Придя в себя он почувствовал, как мадам Сольбе гладит его волосы.
   
    - Ты доволен? - спросила она.
    - Уу! А ты?. . .
    - Ты же видел, - Она помолчала немного, - я люблю неожиданности. Запомни это. Запомнишь?
    - Конечно.
    - Постарайся быть необыкновенным, прошу тебя. Ты мне нравишься. Он начал рассмаривать ее раскошное тело, помогая себе руками, она не сопротивлялась. От прикосновения его рук она издавала тихий стон, при этом, широко раздвинув ноги затрепетала от острой сладости. Неожиданно его язык глубоко вонзился в горячую, влажную пропасть. Она вытянулась, сжимая член Хобса прохрипела.
    - Не так. Хобс оторвался от сладких губ и поднял голову.
    - Не так, - подчти зло воскдикнул он и вскочил на ноги.
    - Не так, не так Док. Я ошиблась. Вы отвратительны, убирайтесь к себе. Черт бы вас побрал вы меня только расстроили! В нем кипела злость на это раскошное, бестактное животное. Он сдерживал себя, молча смотрел на нее. Мадам Сольбе молча взяла свой халат и в миг вышла из комнаты. Хобс остался один. Он был унижен и раздавлен, что ей нужно? Чего она бесится? - думал он, медленно поднимаясь с пола и, собирая свои вещи, разбросанные по комнате. Он оделся, подождал несколько минут, думал, что мадам Сольбе вернется и ушел к себе с намерением утром же уехать от сумасбродной, грубой хозяйки. Утром Хобс, открыв глаза, увидел горничную, убиравшую его комнату. Она предложила ему кофе или шоколад.
    - Я ничего не хочу, - зло ответил Хобс.
    - Доктор расстроился, что хозяйка от него ушла ночью? - понимающе произнесла девушка. - Не сердитесь, она сегодня с вами будет говорить как ни в чем не бывало. Горничная была одета в униформу, которая состояла из короткой расклешенной юбки, плотно облегающего жилета с глубокими до талии вырезом на груди. Под жилетом у девушки была одета белая, нейлоновая блуза. Через блузу виднелись маленькие упругие груди. Девушка принесла еду и села против него. Короткая юбка, в сидячем поло- жении, поднялась еще выше и обнажила ноги выше чулка. Хобс чувствовал, что робеет перед этой девушкой.
    - А почему вы молчите?
    - Я молчу, потому, что незнаю о чем с вами говорить. Мне показалось, что мы с вами уже познакомились - удивился Хобс.
    - И это вы считаете знакомством?
    - Да, а что же вы считаете знакомством?
    - Только половую близость - ответила Кларет, вызывающе глянув в глаза Хобсу. От этого откровения у него остановилось дыхание.
    - Да, но это не так быстро делается - залепетал растерянный Хобс.
    - Вы этого знакомства не хотите? - девушка домогалась прямого ответа.
    - Нет, почемуже я был бы рад с вами познакомиться...
           
    Весь персонал, кроме мадам Сольбе состоял из 9 человек: девушек и молодых женщин в возрасте от 18 до 24 лет. Самой молодой была Кларет, ей исполнилось 18 лет. Поварихе Анне - 20, это была высокая девушка с красивым гордым лицом, огромными грудями и тонкой талией. Она красила губы яркой помадой, таким же лаком покрывала ногти на руках. Кухарка Дженни была старше ей было уже 24 года. Не смотря на полноту она была изящной, грациозной. Две другие горничные были типичными американками. Стройные изящные, с кукольно-красивыми лицами, со взбитой копной золотых волос на головках. 20-летняя негритянка Оливия - довольно миловидная женщина, исполняла обязанности садовника и следила за чистотой во дворе. Остальные занимали места учительниц, они же были гувернантками. Лилиан - расторопная 22-летняя брюнетка, носила очки на тонкой золотой дужке, одевала темное, плотно прилегающее платье с глубоким вырезом на спине, которая своей нежной белизной тела, подчеркивала грубость ткани. Лилиан была представлена Хобсу, как учитель музыки, но потом он узнал, что она преподает и другие дисциплины. Учительница рисования Рита была такая стройная, что казалось, будто искуственный художник специально обточил на ней все угловатости и придал ее телу совершенно законченную форму. Все женщины были собраны в центральном зале и были представлены Хобсу для осмотра. Мадам Сольбе приказала всем женщинам снять с себя всю одежду и по очереди подходить к Хобсу для осмотра. Хобс не понимал, зачем понадобилось раздевать женщин. но вид этой массы молодых, краси- вых тел, доставил ему огромное удовольствие. Первой к Хобсу подошла Бе- лине. Он внимательно осмотрел ее тело. Потрогал небольшие, упругие груди, со вздернутыми сосками, погладил читый, впалый живот, осмотрел гладко выбритый лобок и пухлые губы ее влагалища. Под мягким прикосновение рук Хобса Белине нервно вздрагивала и конвульсивно сжимала ноги. Он усадил ее на широкое кресло, поднял ноги и раздвинул в стороны. Раскрыв своими пальцами губы влагалища, женщина позволила Хобсу взглянуть в глубину ее чрева. Он обратил внимание на сильно вспухший бугорок ее клитора и слегка прикоснулся к нему. Белине дернулась и еще шире раздвинула ноги. Клитор Белине был очень чувствителен и, по всей вероятности, часто служил предметом утех хозяйки. Не успев закончить осмотр Белине, Хобс обнаружил, что его уже ждет Лилиан. У нее были пышные, но не такие креппукие, как у Белине, груди, с большими, нежно-розовыми сосками. Прикосновение рук Хобса к соскам вызвало у Лилиан сладостный стон.
   
    - У вас болят груди? - поинтересовался Хобс
    - Нет , - едва, владея собой, выдавила женщина. Хобс понимающе кивнул головой и продолжил осмотр. Нежно-розовая кожа Лилиан, поражала своей чистотой и бархатностью. Хобс с острым вожделением гладил эту кожу ладонями, чувствуя, как вибрирует мелкой дрожью его тело. Усадив Лилиан в кресло, он занялся обследованием ее промежности. Вход в ее влагалище был плотно прикрыт плоскими, будто отглаженными губами, из которых к верху выступал сильно развитый клитор, малые срамные губы, розовыми лепестками сложились в объятиях, наглухо закрыв вход во влагалище. Когда Хобс раздвинул губы влагалища Лилиан, то увидел узкое отверстие, обильно увлажненное соком, судя по тому, как отполированно и расширено отверстие зада, Хобс понял, что эта темпераментная женщина не отказывает мужчинам и с этой стороны. Хобс не удержался от соблазна, всунул палец в отверстие зада, и проник туда без труда, при этом Лилиан закрыла глаза и напряженно замерла, как от нестерпимой и сладостной боли. Художница Рита представила себя взору Хобса с таким нескрываемым наслождением и вызывающей пoхотью, что доктор вынужден прекратить осмотр, чтобы справиться с одуряющей страстью к этой женщине, дабы не выйти за рамки дозволенного при осмотре. По мнению Хобса Рита тоже любит анонировать и отверстие зада в любви занимает не последнее место. Мадам Ронда пожаловалась на постоянную неудовлетворенность половым актом и спросила Хобса, может ли это дурно влиять на здоровье. Хобс с удовлетворением осмотрел и ощупал ее маленькое упругое тельце с нежной смуглой кожей. Хобс засунул во влагалище указательный палец и нащупал шейку матки, прикосновение к которой, как видно, доставило удовольствие женщине. Она сжала его руку ногами, прося еще повторить эксперемент. Хобс оказал ей эту услугу и, еслибы не замечание мадам Сольбе, довел бы гувернантку до экстаза.
    - Док, если вы нашли у мадам ненормальности, можете осмотреть ее в любое время повторно. Не следует так затягивать осмотр. Доктор смутился и приступил к осмотру поварихи Анны. Если груди этой женщины под платьем выглядели большими, то обнаженными они выглядели просто огромными, а изящная талия подчеркивала их массивность. Осмотр продолжался. На очереди стояли две американки. Они были хорошо сложены и имели одинаково чистую кожу. Они с нескрываемым удовольствием отдавались осмотру и внимательно следили за манипуляциями доктора, позволяя ему делать с ними все, что вздумается. Поэтому, когда очередь дошла до негритянки Оливии, доктор больше не церимонился. Он заставил женщину встать на четвереньки перд ним, все женщины все еще голые стояли вокруг и следили за его действиями. Неожиданно зазвенел звонок, кто-то звонил у ворот.
   
    - О! Это наверное, уже Жамбо - воскликнула с некоторой досадой мадам Сольбе. Осмотр придется отложить. Неудобно заставлять гостя ждать. Милый Док, - обратилась хозяйка к Хобсу, - я попрошу вас зайти ко мне, нам нужно поговорить. А вы все свободны, - сказала она женщинам, - можете продолжать свои занятия. У двери мадам Сольбе ожидал мужчина в добротном сером костюме с небольшим кожанным чемоданом в руке. Увидев мадам Сольбе мужчина заулыбался и пошел навстречу, раскинув руки для обьятия. Они расцеловались как родственники.
    - Я очень рад вас видеть, - бормотал мужчина, осматривая хозяку.
    - Вы совсем нас забыли месье Жамбо! - добродушно корила гостя хозяйка и с явным удовольствием принимала взгляды гостя. Мадам Сольбе и Жамбо сели за стол.
    - Да месье Хобс, я здесь человек свой, - сказал Жамбо, придвигаясь к мадам Сольбе, - здесь мне все дозволено. Не правда ли? - закончил Жамбо, погладив ноги хозяйки выше колен, под юбкой. Мадам Сольбе кивнула головой, закинув ногу за ногу, что бы этим остановить гостя. Однако не так просто было урезонить старого Жамбо. Он подвинулся еще ближе. Хобс сделал вид, будто бы не замечает происходящего.
    - Месье Жамбо, давайте поговорим о делах, - она решительно отстранила руку и поправила юбку.
    - Ну давайте о делах, - досадливо поморщился Жамбо.
    - В пансион принято 3 девочки. Это Жаннета - 14 лет, Гретта - 15 лет и Лина - 14 лет.
    - Есть ли попечители на них.
    - Попечители найдуться, но прежде я должна посмотреть на них, доктор подтвердит их девственность. Ведь это для вас имеет особое значение, он при мне их осморит.
    - Ну конечно, - произнесла хозяйка пансиона. Вошла Бетси: Милочка скажи мадам Ронде, пусть пришлет ко мне новеньких.  Бетси вышла и через пять минут возвратилась с тремя прехорошенькими девушками, одетыми в яркие, нарядные, короткие платья. У девочек были элегантные, но детские прически, яркий маникюр, умело подкрашенные брови и ресницы. Они вошли и молча встали у двери, с готовностью представив себя взглядам мадам.
    - Милы! - чмокнул от удовольствия месье Жамбо, - особенно та, справа. Как тебя зовут?
    - Грета, месье.
    - Что ты из Парижа?
    - Да мы жили возле церкви в Сен-Клу.
    - Тебе здесь нравиться?
    - Очень, - искренне воскликнула Грета.
    - Ты уже видела, как совокупляются женщина и мужчина? - допытывался Жамбо. Девушка слегка покраснела: Видела.
    - На картинке или в натуре.
    - На картинке.
    - А хотела бы увидеть, как это делается в жизни.
    - Да, - шепотом произнесла девочка и, покраснев опустила глаза.
    - Дурочка! - воскликнула мадам Сольбе, - чего же ты стесняешься. Ведь здесь все свои. Разве вам не говорили, как нужно вести себя с мужчинами?
    - Говорили, но я еше не привыкла, - девочка еще больше смутилась.
   
    - А вы девочки привыкли? - обратился Жамбо к другим двум девочкам, смеющимся украдкой над своей подругой.
    - Я сразу привыкла, - сказала другая девочка, - и я видела, как совокупляются по-настоящему. Мне тоже бы хотелось с мужчиной быть.
    - Ты еще ни скем не была?
    - Нет. Ранше, когда меня хотел изнасиловать один мальчик, я не разрешила ему.
    - Как тебя зовут, - спросил Жамбо, подходя к девочке, - А, тебя зовут Лина?
    - Да. Жамбо внимательно осмотрел девочек, ощупал их зады, груди, животы. Потом повернулся к мадам Сольбе, - прекрасные создания, я восторге. Ну чтож, приступим к осмотру и сразу решим о попечителях.
    - Грета, - скомандовала мадам Сольбе, - разденься и садись в то кресло, тебя посмотрит доктор. Действуйте доктор, - кивнула она Хобсу. Грета засунула руку за спину и расстегнула змейку и, сняв с плеч его, к ногам грациозно, выйдя с него, как из морской пены чистая, розовая, свежая, как лепестки розы. Под платьем она была совершенно голая. Сев в кресло она широко раздвинула ноги и предоставила свое маленькое, едва прикрытое пушком влагалище, взору Хобса. Из-за плеч врача на прелести с вожделением смотрел Жамбо. И все время, пока Хобс осматривал девочку, Жамбо сопел у него над ухом. Это очень раздражало Хобса, но он решил потерпеть и не возмущаться. Сама процедура, весь этот плотский ритуал ему очень нравился. Грета оказалась девственницей с плотной массивной плевой, без всяких признаков нарушения. Потом Хобс осматрел Жанет. Она тоже была девственной, но ее тонкая плева была чуть надорвана, очевидно пальцем. Хобс не стал говорить о нарушении плевы при Жамбо и решил посоветоваться с мадам Сольбе зашить плеву Жанет, если это будет необходимо, чтобы ее девтвенность не вызывала сомнения. У Лины плева была такая же, с надрывами. Месье Жамбо был доволен осмотром. Он поросил девочек побыть голенькими еще несколько минут, стал внимательно смотреть на них.
    - Ну чтож, - сказал он после молчаливого созерцания свежего товара, - мы им найдем самых лучших попечителей. Лину возьмет мистер Сноу, его пять миллионов доставят ей не мало удовольствия. Грету поручим Кристионсу, он тоже очень покладистый человек. Не оставит сиротку без помощи. Он молод и горяч, у него все в переди. Девочек рассадили между взрослыми и налили им коньяку. Выпив коньяк, девочки свыклись и почувствовали себя свободнее.
    - Послушай, детка, - воскликнул Жамбо, ощупывая девственные губы влагалища Лины, - дай я поцелую их. Лина вопросительно посмотрела на хозяйку. Та кивнула головой. Тогда девочка встала на стул перед Жамбо и подняла платье. Дрожа от пахоти, старый джентельмен обнял девочку за задок обеими руками и прильнул, широко расскрытым ртом, к девственному храму Лины. Та сладостно дернулась и еще больше выдвинулась в сторону мужчины, закрыв ладонями лицо, стала двигаться в такт сосаниям Жамбо. Это зрелище возбудило всех присутствующих. Хобс обнял рядом сидящую с ним Жанет за талию и прижал к себе, сунул руку под платье. Девочка раздвинула ножки, пропуская руку в свою промежность. Нащупав упругий бутон девичьего клитора, Хобс начал нежно и искуствено ласкать, млея от дикого наслаждения. Жанета обняла Хобса за шею и иступленно целовала его в губы, глаза, тихо подвывая от удовольствия. Мадам Сольбе подняла свою юбку до пояса и, раздвинув ноги, дразнила себя, глядя на любовную игру двух мужчин. Вдруг, обратив внимание на рядом сидящую без дела и, трепещущую от страсти. Она знаком приказала сесть у себя на колени. Та с радостью бросилась к хозяйке и, удобно устроившись. стала кончиком языка лизать клитор, одновременно теребя и свой клитор пальцем.
   
    - Ох! Не могу больше, - воскликнул Жамбо, - это не возможно. Садись рядом. Хобс вынул из брюк свой напряженный член и дал его в руки Жанет, наскоро обучив обращению с ним. Теперь они искусно анонировали друг с другом. Мадам Сольбе не вставая со стула протянула руку к столику и достала шкатулку с годмином. Сунув его себе во влагалище, показала Грете как его двигать и поставила девочку задом к своему лицу, стала лизать ей анус, искуственно щекоча клитор. Грета взвыла от удовольствия, вызвав новый приступ пахоти у присутствующих.
    - Ты никогда не сосала мужской член? -спрасил Жамбо у Лины в то время, кода гладил рукой её промежность.
    - Сосала один раз.
    - Ну и у кого-же? Кто этот счастливчик.
    - Это мой брат Поль.
    - Брат? Какая прелесть. Вы послушайте, Лина сосала член у своего брата. Он родной тебе?
    - Да.
    - Ну и как же это было? Расскажи подробнее, это очень интересно.
    - Когда умерла мама, мы остались одни. Поль предложил спать вместе, чтобы не было холодно. Ему было 18 лет, а мне 12. Однаждя ночью я проснулась от холода, так как одеяло у нас упало на пол. Поль спал. Кода я перелазила через него я почувствовала, что мой живот натолкнулся на что -то твердое, торчащее из под трусов Поля. Уже светало и я хорошо рассмотрела большой напряженный член, торчащий как шест. Он меня так заинтересовал, что я не удержалась, чтобы не потрогать его рукой. Член Поля дернулся несколько раз и из него брызнула струя горячей, густой жидкости, обливая мне руки. Я подумала, что из -за меня он описался, бросив его член я забралась в угол кровати. Поль вскочил, решив, что я сплю, укрыл меня, а потом пошел на кухню и долго там мылся под краном. После этого я часто играла с его членом по ночам, когда он спал. И однажды, это было месяца полтора, до того как его забрали в армию, я как всегда играла его членом, он вдруг проснулся, а может и не спал, взял меня за руку и сказал: Разве так надо Я очень испугалась и начала плакать. Он меня успокаивал и гладил по голове. Поль обнял меня так крепко, что его член мне уперся прямо в живот и я спокойно лежала рядом с ним, постепенно освобождаясь от страха и стыда.
    - Хочешь, чтобы тебе было хорошо и приятно, - шепнул он мне и поцеловал меня в губы.
    - Хочу, - ответила я.
    - Тогда сними свою рубашку, а я сниму свои трусики и будем лежать голые. Мы разделись и снова легли, прижавшись друг к другу. Его рука скользнула мне мужду ногами и втиснулась в отверстие. Мне стала немножко больно и я застонала. Тогда он втал с кровати, появившись передо мной совершенно голым и с дрожащим членом.
    - Возьми его в рот, - еле слышно сказал он, покачав рукой член.
    - Как это?
    - Очень просто. Ляг на край кровати боком, открой рот по шире. Ну вот, а теперь я вставлю его тебе. И он вставил мне в рот свой член, так глубоко, что я поперхнулась, едва успев вытолкнуть обратно.
    - О! Ты не умеешь, - со стоном поизнес он и лег на край кровати тяжело дыша. Но я уже сама хотела его сосать и осторожно опустилась к его ногам и принялась целовать его головку, постепенно забирая его в рот и так приспособилась, что вскоре без труда втиснула добрую половину его члена. Очень скоро он забился в судороге и выстрелил мне в рот струю сока, которую я неожиданно проглотила. Он был очень доволен и поцеловал меня и сказал, что мы теперь все время будем играть вот так. Мне тоже понравилось сосать его член. И я с нетерпением ждала каждой ночи. Потом его послали в Алжир и он погиб. Я осталась одна. Пока Лина рассказывала свою историю похотливому джентельмену, мадам Сольбе и Грета успели кончить и теперь обнявшись в одном кресле слушали конец удивительной истории любви Лины. Хобс и Жанета тоже удовлетворили свою страсть. Хобс посадил девочку к себе на колени и обнял ее за груди, всасывая ее соски.
   
    - Ну теперь пососи мой член, - сказал Жамбо, выслушав историю Лины. Он вынул свой полунапряженный член и встал рядом с Линой. Лина внимательно смотрела на него, обнажила головку и сначала поцеловала его, сняв с губ попавшую волосинку, уже более смело и возбужденно стала всасывать член. Жамбо стал часто и шумно дышать, член его стал твердым и еще больше увеличиваться. Лина сосала со вкусом, причмокивая от удовольствия. Это зрелище сразу возбудило мадам Сольбе. Она придвинулась ближе к Лине и внимательно следила за манипуляциями. Потом не выдержала и подсела к ней на стул, поднеся свои губы к самому члену Жамбо. Сначала она лизала ту часть члена, которая не вмещалась во рту у Лины. И наконец, завладев членом Жамбо полностью, оставив обескураженную девочку не у дела. Тогда Хобс, к тому времени достаточно возбужденный, снял со своих колен Жанет и подошел к Лине.
    - Пососи мне, - просто сказал, вынув свой член из брюк. Девочка сразу ухватиларь за эту возможность и Хобс вскоре почувствовал, что имеет дело с талантливой миньетчицей, способной удовлетворить довольно взыскательных любителей этого вида удовольствия. Прежде чем Хобс успел кончить Лину два раза потряс оргазм, что еще больше усладило его. Он наконец сам забился и выбросил в рот девочки обильную струю спермы, которую та поглотила. А рядом рычали и стонали от наслаждения мадам Сольбе и Жамбо. Они изводили себя долго и искусно, потом бурно и одновременно кончили, повалившись без сил на пол. Несколько секукд вся компания отдыхала. Сольбе привела себя в порядок и велела девочкам идти к себе. Хобс тоже встал, простившись с хозяйкой и ее гостем и пошел к себе. Две недели жил Хобс в этом чудесном гареме. Хобс неизменно пользовался расположением хозяйки и услугами горничной Кларет. К великому сожалению, многочисренные хозяйские дела не оставляли времени мадам Солбе для встречи с Хобсом. Она до сих пор не рассказала до конца историю своей жизни. Однако Хобс этого и не очень то хотел, поскольку работа и пылкость Кларет поглащали все его свободное время. Однажды вечером он сидели в своей комнате, читая газету, ждал, когда Кларет постелит ему постель. По времени она должна уже была прийти, но почему-то задержалась. Вдруг в дверь постучали. Кларет входила без стука. Хобс отложил газету и разрешил войти. На пороге стояла Бетси. скачать dle 10.2 Форекс опционы Поделись ссылкой на "Пансион любви" со своими друзьями или добавь в закладки в своей социальной сети:


 
То, что доктор прописал:

Добавление комментария

 


Доктор Оргазмолог приглашает всех любителей высококачественной эротики на свой сайт, который был создан специально для ВАС!
Весь материал сайта тщательно отсортирован, и Вашему вниманию предложены только лучшие эротические фотографии и рассказы.
Сайт доктора Оргазмолога - это эротика высокого качества, и совершенно бесплатно, т.е. без SMS и всяких прочих скрытых платежей.
Заходим не стесняемся, выбираем, смотрим, читаем...;-)

Доктор Оргазмолог

Опрос

Ваша сексуальная ориентация?

Гетеросексуал (натурал)
Бисексуал (люблю парней и девушек)
Гомосексуалист (пассивный)
Гомосексуалист (активный)
Лесбиянка (розовая)
Зоофил (трахаю животных)
Педофил (очень деточек люблю)
Некрофил (мне дают только трупы)
Дрочер (онанист, мастурбатор)
Папа Римский (Мама Римская)







rss